Корней Чуковский - Вадим Галыгин - Смешное - MacroStar Media


Рейтинг@Mail.ru

Корней Чуковский

Здравствуйте, дорогие телезрители. Сегодня я в гостях на даче у замечательного детского писателя, который подарил прекрасное детство не одному поколению детей - я в гостях у Корнея Ивановича Чуковского. Корней?
- Да!
- Корней, вот скажите, с чего началось ваше творчество?
- Ну вот, значит, мое творчество началось очень просто. Оно началось с Чудо-дерева. Иду я как-то по проселочку, смотрю - чудо… ну, тогда это было еще не дерево, чудо-куст, но потом все разрослось, плодов стало больше, и я решил стать детским писателем. До сих пор не отпускает…
- Вот скажите, как вам пришло в голову, как вы могли вообще написать вот это вот "Тараканище"?
- Все очень просто! Сижу я как-то под чудо-деревом…
- Ну, понятно, да.
- Посидел чуть-чуть, а тут таракан. Ну, я чё делаю? Беру лупу и начинаю наблюдать за тараканом, изучать его… ну…
- Повадки!
- По какой ватке? По тапку! Тараканов надо изучать по тапку! Ползет таракан - на тапком! - и изучать. Смотрю на тапок, а эта тараканья душонка такая: "уооооаааааооооо" - и за хату. Я - за хату, а оттуда Тараканище такое: (тут, я думаю, все вспомнят выражение лица Галыгина, потому что написать это невозможно). И шевелит своими этими…
- Усами?
- Да какими яйцами? Усами! Шевелит и говорит мне своим тараканьим загробным голосом: "Напиши про меня! Корней! Ну напиши!!!". Я - (…) - и писать.
- Интересно, интересно! Это очень интересно. А как вы написали "Бибигон и Брундуляк"?
- "Бибигон и Брундуляк". Все очень просто. Моего соседа зовут Бигон. Дед Бигон. Ну, он петрушит и бабку свою, и мужиков всех в деревне. Значит - би Бигон!
- А, ну, би, ну, понятно. Ну а вот этот вот индюк Брундуляк?
- Какой индюк? Не было никакого индюка, это красивая легенда. Был петух. Он очень любил хвост распустить вот так вот, как павлин. Выходишь - и такая красивая легенда во дворе. Выходит как-то Бибигон, смотрит перед собой и каааак даст этому петуху прям в пятак! И все. Выбил все зубы, и у него вместо зубов такой вот…
- Брундуляк!
- Брундуляк! Этот индюк заплакал - и за хату. Я подхожу, а он, сука, вылазит вот такой вот и смотрит на меня своими огромными…
- Глазами!
- Какими яйцами? Глазами! Я - (….) - и писать.
- Скажите, а вот это вот, вот это вот, вот это вот, как его… Крокодил какой-то солнце проглотил…
- О, это самый страшный день в моей жизни, что вы, господи… Просыпаюсь я под чудо-деревом, в хлам просто. Глаза продираю - на небе два солнца. Одно - такое, с загнутыми лучами, такое… немецкое! А второе нормальное - наше. В виде звезды. Звезда по имени солнце! И идет крокодил. И, главное, ему по фиг, что это немецкое… я раньше никогда немецкого солнца не видел… Крокодил идет мимо него и наше солнце - НА! Проглотил - и за хату. Я за хату, а он оттуда: ( ). Все светятся эти внутренности крокодильи… И говорит мне: "Напиши! Напиши про меня!!!". Я - (….) - и писать. Потом был перерыв, правда, лет десять - я сидел за чудо-дерево… Осознал свое творчество и вернулся совсем другим человеком. Я ведь детский писатель, но взрослый поэт! Начал писать такие произведения, как… ээээ… помните мое это, короткое: "А лисички взяли спички…", помните? Но это я уже разжевал, потому что пипл не хавал. Я для взрослых писал просто: "А лисички взяли…" - и все. Потом народ читает, звонки пошли: "Чё-то мы ничё не догоняем!". Я их и к чудо-дереву водил… Но, чё они говорят? Им пришлось намекнуть. "А лисички взяли спички" где хранят?
- В коробке!
- Тихо ты! Ну что! А лисички взяли спички, пошли к морю и зажгли. Получается, между лисичками такой "Open-air" такой… Вот. И я просыпаюсь, смотрю - море горит! Ё! Я туда, и давай его тушить и грибами, и грибами, и сушеными грибами… Потом смотрю - явно палюсь! Пришлось вернуться в дом, взять утюг и пирог, чтобы хоть как-то там реабилитироваться. Потому что второй раз двадцать лет за чудо-дерево… Вот. Вот.
- Ладно, слушайте, у нас уже пленка заканчивается…
- А, да! Что хотелось бы сказать…
- угу, говорите что-нибудь.
- Эээ… что хотелось бы сказать! Ты просто так не уезжай, я те дам там чудо-дерева плодов… пожалуйста, за хату зайди и чтоб нормально, со всеми, с ребятами… ты, Брундуляк чтобы выглянули и… (….)
- И писать?
- (….)
- Что (….)?
- (….)
- Да что, я тебя спрашиваю (….)???
- А то, посмотри, бл*дь, как мы с чудо-дерева слезем?!
Категория: Вадим Галыгин | Добавил: mm (07 мая 2007)
Просмотров: 8246 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.5/2
1 комментарий
0   14 ноября 2007 Спам
Вадим Горский
• Вечер. Басаргин сидит за стойкой в «фабрике ....», что на Теотральном. Рядом тусует дядя и разгадывает кроссворд в последней "Афише".
- Слушай, а как Чаковского звали?
- Кого?
- Ну...этого Чаковского.
- Какого еще Чаковского?
- Ну известного. Он еще креативщиком был. Писал что-то...
- Креативщиком? Композитор что ли? Чайковский, может быть, а не ЧАковский?
- Не знаю... А что он написал?
- (серьезным тоном начинаю перечислять) Много чего. Это крупнейший симфонист и музыкальный драматург. Пиковую даму, Онегина, сказки всякие: Щелкунчик, Лебединое озеро... Все в таком духе.
- А про умывальник он писал?
- Чего?
- Ну про умывальник... Ходячий умывальник. Как в рекламе стирального порошка.
- (тут до меня медленно доходит)
Это Чуковский, идиот!
- Чуковский?
- Да, который детские сказки и стихи писал. Про Муху с самоваром, про Айболита. Писатель. Детский писатель, тот о котором Голыгин… Корней Чуковский?. А Чайковский-это композитор.
- А......
Но самое смешное и ужасное было потом. Дядя некоторое время подумал и с совершенно непроницаемой физиономией повернулся ко мне и спросил:
- А разве они не братья?
(c)Басаргин Олег